И один в поле воин...

«И один в поле воин»… Один миллион

Вот и подходит к концу «весенний солнцеворот», короткий период года, когда миллионы неравнодушных  людей приводят в порядок свою планету - убирают мусор, сажают деревья. Четверть века назад казалось, что традиция – умрет, что нас всех разъединят - рассорят дрязги дележки страны и собственности, борьба за существование и место в «пищевой цепочке» нового капитализма. И вот, прошло время, и мы вернулись к обычной жизни, к повседневным делам и заботам.

Но теперь за «место под солнцем» бьется уже вся страна.  Триллионы на вооружение, триллионы на замещение импорта. Под подлым ударом санкций фокус внимания сместился на обеспечение безопасности и независимости. Новые танки, новые истребители, украденные корабли. Качаем мускулы, обмениваемся санкциями.

Западные компании скрепя сердцем сокращают персонал и считают убытки, российские – выстроились в очередь за государственной поддержкой.  Политики в тиши кабинетов взвешивают ходы и последствия, но не хотят отказываться от  своих амбиций.  А на площадях и ТВ – бравурные марши, зажигательные речи. Лидерство, акции, санкции, эмоции. Ничего не изменилось за две с половиной тысячи лет со времен санкций, объявленных Афинами непокорным Мегарам. История никого не учит, но она и не прощает.

Также как и природа. Свертывание государственных программ по устранению ущерба природе. Обнуление международных программ экологического сотрудничества. Отсрочка внедрения наилучших доступных технологий в промышленности. Повсеместное сокращение корпоративных программ и проектов по защите окружающей среды и снижению негативного воздействия на природу. Медленный, но верный отход от принципов устойчивого развития. Кто и в каких кабинетах задумывается о глобальных последствиях, даже угрозах всему населению, независимо от страны?

«Всероссийское общество охраны природы» всегда было вне политики. Девяносто лет мы сажаем деревья. Около пяти миллиардов, цифра немалая. Мы стимулируем людей, власть и предприятия думать об окружающей среде, реализовывать необходимые проекты.  На протяжении многих лет, через руки наших специалистов и активистов прошли тысячи проектов. И у нас уже есть четкое понимание, что негативные подвижки в этой области превращаются в тенденцию. Опасную тенденцию.

Это можно было предвидеть: когда деньги дорожают, сворачиваются прежде всего капиталоемкие проекты. Как раз проекты, направленные на снижение негативного воздействия на окружающую среду, требуют значительных интеллектуальных, технологических и финансовых вложений и имеют долгие сроки окупаемости. Именно, поэтому необходимо постоянное давление общественности на бизнес и жесткий государственный контроль, чтобы такие проекты осуществлялись. Но, когда невозможно получить долгосрочное финансирование, никакая общественность не может заставить бизнес работать на убытки. Иначе он погибнет, вместе с необходимыми проектами.

Традиционно, природоохранные проекты финансировались крупными банками с государственным участием. Часто, они же выступали инструментами привлечения зарубежного финансирования. Они первыми и попали под санкции. Отсутствие возможности доступного финансирования привело к тому, что бизнес просто отказывается рассматривать проекты, направленные на защиту окружающей среды. А целевые государственные программы претерпели существенный секвестр и потеряли статус приоритетных. Список потерь весьма существенный:

По международным программам: «Финансирование энергоэффективности в России ($325 млн от ГЭФ и Всемирного банка, а всего планировалось до 1 млрд.), «Низкоуглеродные технологии» (24 млн от ГЭФ), «Экологически чистые технологии» (6 млн от ЮНИДО в Сколково), «Лесное хозяйство (8 млн от ГЭФ), «Арктическая рамочная экологическая программа (13 млн), «Устойчивое землепользование» (4 млн), «База природных заповедников» (7 млн), «Чистая Балтика» (заявка от РФ на 500 млн.) Сейчас под вопросом целесообразность подачи заявки от России на следующий проектный цикл.

По внутренним государственным программам: Сокращения от 5 до 25% по всем программам природоохранной направленности и правительственным и президентским (суммарно, около 9 млрд рублей), почти ноль оставили по «Устранению ущербов предыдущих периодов» ( более 1 млрд рублей)

По корпоративным программам из-за остановки модернизации возможные потери примерно оцениваются в 4 миллиарда долларов.

Все экологи мира – пессимисты в стратегии и оптимисты в тактике. Мы точно знаем, что послезавтра будет плохо, если сегодня не начать делать хорошо. Поэтому необходимо включаться и возглавлять  борьбу  за отмену и запрет введения санкций в отношении разработки, проектирования, передачи технологий, финансирования, реализации и обеспечения работоспособности проектов по снижению и компенсации негативного воздействия на окружающую среду. Это особенно актуально перед Генеральной Ассамблеей ООН посвященной устойчивому развитию и Парижской конференцией по климату.

«Всероссийское общество охраны природы» - один из старейших и крупнейших общественных институтов России. Почти миллион членов, неоспоримый опыт в охране природы и восстановлении лесов.  Было время, когда западные экологи «лечили» наших политиков. Видимо, пришло время, когда мы должны «лечить» политиков Европы и Америки…. Тем более, что соратники по борьбе – громкие и стильные «англобуквенные» защитники медведей, - приумолкли, не хотят раздражать страны происхождения. Мы их понимаем.

Профессионалам и экспертам суть проблемы ясна и понятна. Теперь необходимо консолидировать общественное мнение: обращениями в международные институты обеспечения безопасности; честным, прямым разговором с коллегами на «той стороне»; общественным давлением на политиков, поддерживающих санкции; разъяснением действия санкций на жизнь европейца, американца, японца.

Латыши, немцы, поляки и финны должны четко понимать к чему приведет возможная деградация очистных систем на российских реках, впадающих в Балтику… Как будут меняться очертания «мертвых» сероводородных пятен на дне этого моря (а ведь стольких трудов стоило остановить их рост) … Что произойдет, когда эти агрессивные «лужи» сероводорода доберутся до подводных захоронений химического оружия прошлого века бездумно разбросанных военными. Какие пляжи Прибалтики станут смертельно опасными? Какие города, возможно, придется эвакуировать?

Болгары, румыны, турки и любимые нами украинцы будут учиться отслеживать миграцию нефтяных пятен, движение локальных черноморских мусорных островов и стараться нырять в волну между двумя пришествиями…

Не буду говорить о климатических последствиях – теории формирования климата пока еще слишком противоречивы… С уверенностью можно утверждать  только одно – увеличение выбросов углекислого газа и сернистых соединений будет оказывать только негативное влияние, и с этим согласны сторонники любой из теорий развития климата…

Россия не первая страна попадающая под бессмысленные санкции. И нам еще предстоит оценить как повлияли санкции против Кубы на жизнь в Карибском море и Мексиканском заливе, как санкции против Ирака и Ирана нефтяными пятнами выплеснулись на пляжи Эмиратов, как санкции против Ливии изменили экосистемы Средиземноморья… Не хватит нашей экспертизы – пусть будет экспертиза  UNEP или UNIDO– их специалистам доверяют все. Но уже сейчас ясно, что проблема носит системный характер и требует решения в рамках международных институтов. Этот вопрос необходимо ставить перед ООН и Советом безопасности.

Россия – великая  страна. Мировой донор кислорода и пресной воды,  один из крупных источников углекислого газа. Наша хозяйственная деятельность существенно  влияет на состояние морских ресурсов Черного моря, Балтики, Ледовитого и Тихого океанов, на мировой климат.  Политически выбивать такую страну из единой системы экологической безопасности, работа над которой еще только началась – значит ставить под угрозу безопасность 250 миллионов европейцев, способствовать негативным климатическим изменениям в масштабах всей планеты. Без полноценного участия России невозможно достичь ограничения потепления амбициозными 2 градусами.

 Экология – вне политики. Но политики, инициирующие и поддерживающие санкции, претендующие на роль мировых лидеров и гегемонов, должны представлять долгосрочные последствия, должны понимать, что им не удастся скрыть угрозы для их собственных стран.

В конце концов – «хромым уткам» тоже нужны живая вода и чистый воздух. 

Управляющий Директор, 1 зам председателя ЦС,

Председатель Совета МГО

«Всероссийское общество охраны природы»                 Э.А. Расулмухамедов

19 Май. 2015 г.

Кризис, который нас ждет

http://www.vestifinance.ru/articles/57314